Русский English
Нациoнальный музей Республики Карелия ПРИРОДА АРХЕОЛОГИЯ ИСТОРИЯ ФОЛЬКЛОР ЭТНОГРАФИЯ
Педагогам и методистам

Музейным специалистам

Передвижные выставки

Конференции, семинары

Издания

Публикации

Библиотека

Архив музея

Группа музея ВКонтакте Группа музея в Facebook Музей в twitter
Подписаться на новости

Филиал НМРК в Шелтозеро Филиал НМРК Марциальные воды Виртуальная экскурсия по музею Министерство культуры Республики Карелия Государственные услуги Национальный музей Республики Карелия: отзывы путешественников

На главную страницу  > Специалистам > Конференции, семинары > II Международная научно-практическая конференция "Музеи в северном измерении"  > Тезисы выступлений > МУЗЕИ И НЕДВИЖИМЫЕ ОБЪЕКТЫ НАСЛЕДИЯ > Память и Памятники: монументы Великой Отечественной войны в Шелтозерском районе
Память и Памятники: монументы Великой Отечественной войны в Шелтозерском районе

Антипенко И.С.,
н. с. отдела фондов
Национального музея РК,
г. Петрозаводск, Республика Карелия

Все чаще в исторических исследованиях тема памяти о каком-либо событии раскрывается через его монументальное воплощение. Теоретико-методологической основой для подобных исследования является созданная французским историком Пьером Нора концепция «мест памяти». Последние представляют собой «любое значимое явление, вещественное или нематериальное по своей природе, которое по мановению человеческой воли или под воздействием времени приобрело статус символа в мемориальном наследии того или иного общества». [1] Таким образом, не только памятники, как самые очевидные «места памяти», но и различные коммеморативные практики демонстрируют содержание памяти определенной группы о каком-либо событии.
В данной статье будут рассмотрены памятники Великой Отечественной войны Шелтозерского района, расположенные в деревнях Шокша, Шелтозеро, Рыбрека, Каскесручей, Другая река. [2] В 1941-1944 г. эта территория, на которой издавна проживало вепсское население, была оккупирована финскими войсками. Какие станицы истории Великой Отечественной войны составляют основу памяти о ней, как это отражено в монументах, будет рассмотрено в данной статье.
Формирование памяти о Великой Отечественной и конструирования ее образа началось еще до завершения самой войны: на освобожденных территориях появлялись первые монументы. [3] Карело-Финская ССР не стала исключением. Этим процессом руководили государственные, партийные и военные организации. Как и в большинстве районов республики, в Шелтозероском велись работы по поиску и благоустройству братских могил: устанавливались деревянные или каменные надгробья, строились ограды. Было выявлено 13 захоронений партизан, подпольщиков и минеров. В них были погребены 34 человека. [4]
К этому времени относятся и первые перезахоронения. В д. Рыбрека на старое кладбище были перенесены останки партизан К. П. Кочерина и П. С. Манькина, погибших в 1942 г. В Шелтозеро в одной могиле захоронили участников десанта, освобождавших эту территорию летом 1944 г. Старожилы деревень, говоря о митинге 9 мая 1945 г., вспоминали эти братские могилы, которые становились местом личной памяти в рассматриваемый период. [5]
Сразу после войны были предприняты первые попытки увековечения героических станиц военной истории Шелтозерского района. В качестве местных героев выступали фигуры Анны Лисицыной, вепсской девушки, погибшей при исполнении боевого задания, и шелтозерских подпольщиков. Планировалось восстановление хлева, где скрывались подпольщики, дома, где пряталась разведчица, установка в память о деятельности партизан. Для оценки масштаба работ из Петрозаводска пригласили архитектора. Сложно сказать, были ли реализованы планы городского специалиста, однако, можно точно утверждать, что в это время появились мемориальные таблички на домах Тучина и Лисицыной, взятые в последствии под государственную охрану. [6] Увековечение памяти о войне выходило за рамки монументальной политики. Имя А. Лисицыной было присвоено колхозу деревни Житный ручей, улица Петрозаводска была названа в ее честь. Композитор Пергамент создал музыкальную поэму о подвиге двух девушек-партизанок А. Лисицыной и М. Мелентьевой.
Конец 1950-х гг. во всем СССР был отмечен новым витком увековечения памяти. Выходили нормативные акты, регулировавшие процесс благоустройства захоронений. [7] На каждой братской могиле должен был появиться памятный знак. На военных и городских кладбищах возводились монументальные памятники с изображением воина, ставились ограды. Особое внимание уделялось одиночным могилам, находящимся в местах удаленных от населенных пунктов, уход за которыми был невозможен. Они переносились на ближайшие воинские и гражданские кладбища, или другое удобное место. О перезахоронении родственники погибших извещались заранее, сама процедура должна была проходить в торжественной обстановке. Важно отметить, что могилы разных периодов объединять не рекомендовалось.
В этот период начались активные действия по перезахоронению останков погибших воинов и в Шелтозерском районе. Братская могила появилась в с. Шокша, куда осенью 1959 г. перенесли останки партизан из Местечка Ржаное озеро и самой Шокши. Три одиночных захоронения объединили оградой, плиты с именами героев появились позднее. Из д. Каскесручей в Рыбреку были перезахоронены останки десяти воинов. Перенесение могил, установление правил их оформления, возложения цветов в День победы, говорили о целенаправленной политике формирования мест памяти.
В рассматриваемый период в восприятии событий Великой Отечественной войны отчетливо вступала тема героизма. Идея о том, что каждый советский человек должен был совершить подвиг, являлась характерной для советского мировоззрения. Она становилась важным элементом воспитания молодого поколения. В октябре 1959 г. во время Районная комсомольская конференция был открыт памятник А. Лисицыной. В течение года во всех комсомольских организациях шел сбор средств, комсомольцы д. Рыбрека на воскресниках готовили площадку для монумента, молодые горняки изготовили диабазовый постамент, а бронзовый бюст привезли из Ленинграда. В день открытия памятника прошел торжественный митинг, где молодые люди вспоминали «Отважную, беззаветно преданную народу и родине» А. Лисицыну. Комсомольцы обещали быть достойными «светлого образа» героини. [9]
После двадцатого юбилея Победы по всему СССР начался новый этап в конструировании памяти о Великой Отечественной войне. С целью сохранения памяти о победе в войне, как о главном символе успеха Советского государства, создавалось огромное количество новых, однотипных монументов, которые обрастали такими же однотипными ритуалами.
В одно время с появлением Могилы Неизвестного солдата в Петрозаводске в 1969 в Шелтозеро были произведены перезахоронения пяти партизан группы партизанского отряда Ленинградского народного ополчения под руководством Б.Н. Аннинского. Затем в 1974 - четырех партизан с разных населенных пунктов Шелтозерского района. Монументы и братские могилы становились центрами официальных мероприятий. В традицию вошло ежегодное возложение цветов и гирлянд в майские и июньские торжества. Желанными гостями на них стали партизаны, подпольщики. Историю подполья в 1970-х гг. увековечили в экспозиции Шелтозерского музея, воссоздав в доме Тучина аутентичную обстановку.
В это время стала доступной история минеров – добровольцев, работавших на разминировании данной территории. Для людей, заставших описываемые события, она является травматичной: на глазах у них в мирное время погибали молодые люди и девушки шестнадцати – семнадцати лет. [10] Могилы минеров находятся на гражданских кладбищах в Рыбреке, Шелтозере и Каскесручье. Котиной А.И., школьная учительница, собирала сведения о минерах, устраивала встречи, на которые приходило более восьмидесяти человек. В 1980-х гг. местная пресса опубликовала стихотворение о девушках-минерах Шелтозерского района.
К нововведениям в области политики памяти о Великой Отечественной войне можно отнести появление могил-кенотафов, символических могил без реального захоронения, и памятников погибшим односельчанам. Могилы-кенотафы двух девушек разведчиц Ани Куриковой и Тани Бошаковой, настоящие места гибели которых неизвестны, находятся в с. Шокша рядом со школой. Появление этих монументов сами жители относят к 1970-м гг. Пионерская дружина носила имя Ани Бошаковой, поэтому директор школы Н.Я. Изотов предложил сделать создать такие монументы погибшим девушкам. Они стали новым местом памяти, близость к школе, подходящая площадка (пространство рядом со школой более приспособлено к торжественным митингам, нежели место у развилки на дороге, где находятся братские могилы) сделали их центом поминовения во время праздничных торжеств.
К этому времени относится и появление памятников односельчанам, невернувшимся с войны. Зачастую они появлялись рядом с уже существовавшими памятниками и братским могилами. Так, например, монумент односельчанам в Рыбреке находится в некотором удалении от памятника Лисицыной. Если монумент героини всегда являлся центральным во время торжеств, то соседство рядом с ним мемориальных плит отодвинула братские могилы поселения на периферию памяти.
Увековечение памяти о войне продолжается и сегодня. Стремление сохранить память о Великой Отечественной войне, оградить ее от различных вмешательств, развенчания победного образа характерны для современности. Очередной интерес к этой теме возник в 2000-х гг.По наблюдению местных жителей это время характеризуется своеобразным патриотическим подъемом. Если в 1990-е гг. митинг 9 мая мог совпадать с районным футбольным матчем, то сейчас это время отводится только на официальные мероприятия. В год 65-летия Победы в Великой Отечественной войне в Шелтозеро по инициативе местных жителей и совета ветеранов, при поддержке предприятий по добычи габродиабаза появились плиты с именами односельчан. Но на этом формирование пространства памяти не закончилось. В октябре 2011 г. состоялось открытие памятного знака воинам Шелтозерского десанта. Более того, планируется добавить к нему список участников операции. На сегодняшний день это «место памяти» объединяет в себе память об участниках освобождения Шелтозеро, отмеченную как захоронениями 1940-х гг. так и новым памятным знаком, и о партизанском движении сконструированную при помощи последующих захоронений.
Подводя итог можно сказать, что формирование памяти о войне в Шелтозероском районе активно шло в рамках общегосударственных тенденций. «Места памяти» и коммеморативные практики отражали ее содержание. В первые послевоенные годы создавался героический образ войны на основе местной истории. Большое внимание уделялось созданию и благоустройству братских могил. Однако со временем количество тем для поминовения, мест памяти и ритуалов и традиций увеличилось, стали доступными ранее закрытые темы. На сегодняшний день, можно утверждать, что процесс формирования мест памяти не закончен, так как продолжают создавться новые монументы. Измениться ли содержание исторической памяти о войне в Шелтозерском районе с их появлением?

 

123
4
версия для печати
Контакты
185035, Республика Карелия, г.Петрозаводск, пл.Ленина, 1
e-mail: nmrk_karelia@mail.ru
Тел.: (8142) 55 96 55
Создание сайта:  WebLab
Культура.рф  Музеи России 
Яндекс.Метрика
©  Национальный музей Республики Карелия
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.