Русский English
Нациoнальный музей Республики Карелия ПРИРОДА АРХЕОЛОГИЯ ИСТОРИЯ ФОЛЬКЛОР ЭТНОГРАФИЯ
Педагогам и методистам

Музейным специалистам

Передвижные выставки

Конференции, семинары

Издания

Публикации

Библиотека

Архив музея

Группа музея ВКонтакте Группа музея в Facebook Музей в twitter
Подписаться на новости

Филиал НМРК в Шелтозеро Филиал НМРК Марциальные воды Виртуальная экскурсия по музею Министерство культуры Республики Карелия Государственные услуги Национальный музей Республики Карелия: отзывы путешественников

На главную страницу  > Специалистам > Конференции, семинары > II Международная научно-практическая конференция "Музеи в северном измерении"  > Тезисы выступлений > МУЗЕИ В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ И СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ > Жизнь интеллектуала в советской провинции: на материалах Карелии 1930-х гг.
Жизнь интеллектуала в советской провинции: на материалах Карелии 1930-х гг.

Филимончик С. Н.,
к.и.н,
доцент кафедры отечественной истории
Петрозаводского государственного университета
г. Петрозаводск, Республика Карелия

Профессиональная наука в Карелии родилась в условиях форсированной индустриализации. В 1930 г. был организован Карельский научно–исследовательский (комплексный) институт (КНИИ). В 1937 г. он был реорганизован в Карельский научно-исследовательский институт культуры (КНИИК). В 1931 г. начал работу Карельский государственный педагогический институт, в 1935 г. – учительский институт. В 1940 г. в Петрозаводске открылся классический университет. Деятельность НИИ и вузов привела к появлению в составе интеллигенции Карелии новой социокультурной группы – профессиональных ученых.
Большую помощь Карелии в подготовке научных кадров оказали научные учреждения Ленинграда и Москвы. Руководством Карелии были привлечены к сотрудничеству известные ученые, которые возглавляли кафедры, руководили экспедициями, выполняли экспертную, консультационную, редакторскую работу, направляли на работу в республику своих талантливых учеников, ведали подготовкой аспирантов.
Большинство научных сотрудников и преподавателей вузов в Петрозаводске составляла молодежь. Почти все молодые исследователи были выходцами из крестьянских, рабочих, разночинских семей. Часть из них являлась выдвиженцами эпохи Гражданской войны. Так, исследователь традиционной культуры Карелии Г. Х. Богданов будучи 19-летним юношей стал организатором и руководителем отряда красных партизан Вокнаволоцкой и Тихтозерской волостей. По завершении Гражданской войны Богданова послали на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока. В годы Гражданской войны этнограф С. А. Макарьев по партийной мобилизации трижды призывался в Красную армию, сражался на Олонецком, Петроградском направлениях, демобилизовался в 1922 г. в должности помощника командира отдельного стрелкового батальона, был награжден знаком «За ликвидацию белофинской авантюры». В 1923 г. С. А. Макарьев по направлению профсоюза поступил учиться в Географический институт в Петрограде.
Большинство будущих ученых имели опыт педагогической деятельности в школах. В 1920-е гг. работал сельским учителем, заведовал роно лингвист Н. И. Богданов, заведовал Ведлозерской школой, работал инспектором Наркомпроса КАССР лингвист Н. А. Анисимов. После революции талантливая молодежь – выходцы из крестьянских семей – получила возможность получить высшее образование в лучших вузах Москвы и Ленинграда Власть поддержала их горячее желание служить науке, и молодые исследователи стремились оправдать доверие.
Заработная плата исследователей КНИИ и КНИИК, не имеющих научной степени, выросла за 1930-е гг. со 150-280 руб. до 500-700 руб. в зависимости от опыта и стажа работы. В 1940 г. средняя зарплата научных сотрудников в РСФСР превышала средний заработок промышленных рабочих и служащих в 1,4 раза, работников здравоохранения – в 1,9 раза. Определенной поддержкой ученых в период карточной системы являлось снабжение их продуктами по более высоким нормам индустриальных рабочих. Однако материальные условия жизни прибывших на работу в Карелию специалистов оставались трудными. Самой сложной проблемой являлась нехватка жилья. Поступив на работу в КНИИК после окончания ЛГУ филолог А. Д. Соймонов более года ютился в отгороженном досчатой перегородкой «угле» на частной квартире, его коллега М. М. Михайлов получил жилье, в котором не было даже печи.
Тем не менее, получив образование в Москве и Ленинграде, молодые ученые приезжали на работу в Карелию. Привлекала перспектива карьерного роста, широкие возможности проявить себя в исследовательской деятельности, внедрить в практику научные разработки. Ежегодно КНИИ и КНИИК организовывали десятки научных экспедиций. Научные учреждения имели свой издательский отдел, систематически публиковали научные работы другие издательства Петрозаводска. Ученые получали известность как зачинатели новых научных направлений. В 1936 г. фольклорист А. Н. Нечаев записал от крестьянина села Кереть М. М. Коргуева 93 самобытных, высокохудожественных произведения. Через три года в Петрозаводске было издано двухтомное собрание сказок М. М. Коргуева. А. Н. Нечаев получил премии на Ленинградском и Всесоюзном конкурсах молодых ученых. Возродил и усовершенствовал народный инструмент кантеле В. П. Гудков. В 1933 г. по его инициативе создан первый самодеятельный кантеле-оркестр, на базе которого в 1937 г. возник государственный ансамбль песни и танца «Кантеле». Изучением карельской березы увлекся Н. О. Соколов. Для выращивания этого вида березы в 1933 г. в Царевичах был заложен питомник.
В ряде случаев работа в КНИИК становилась для ученых реальной возможностью профессиональной самореализации в период опалы. Р. Б. Мюллер, выпускница Бестужевских курсов, а в советское время - Петроградского университета, в течение ряда лет была секретарем семинара С. Ф. Платонова по истории Смутного времени и считала академика своим учителем. В 1920-е гг. она получила основательную подготовку как археограф в Постоянной историко-археографической комиссии под руководством А. И. Андреева, но после «академического дела» вынуждена была оставить эту работу. В конце 1930-х гг., поступив на работу в КНИИК, Р. Б. Мюллер подготовила сборник документов и монографию по истории Карелии XVI – XVII вв.
Огосударствление российской науки в 1930-е гг. гарантировало устойчивое финансирование исследований, материальную поддержку научных сотрудников. В то же время была ликвидирована автономия академического сообщества, развернулось жестокое преследование свободомыслия. Главлит мог изымать, существенно сокращать статьи ученых в «Трудах КНИИ», цензоры получили право определять научную ценность и практическое значение научных публикаций. В 1934 г. историк В. И. Машезерский подготовил хронику революционных событий в Карелии в 1917-1918 гг., в которую включил сведения как о работе большевиков, так и о деятельности кадетских, эсеровских организаций, о политической работе в крае депутатов Учредительного собрания после его роспуска и др. Однако журнал «Советская Карелия», в котором была помещена хроника, по требованию Главлита КАССР был конфискован и изъят из библиотечной сети. Была задержана цензурой книга заместителя директора КНИИ С. А. Макарьева «В стране рек, озер и новостроек». Главлит объяснил это тем, что она далеко не полностью освещает современное состояние Карельской республики.
Во время массовых репрессий цензурные ограничения, публичные проработки сменили аресты и судебные расправы. Были арестованы и вскоре расстреляны бывший директор КНИИ Э. А. Гюллинг, заместитель директора С. А. Макарьев, ведущие специалисты-историки Э. А. Хаапалайнен, Н. В. Хрисанфов, Н. Н. Виноградов, заведующая институтской библиотекой Е. П. Ошевенская. В 1938 г. был арестован и полтора года провел в тюрьме, пережив многодневные допросы и физические истязания, специалист по изучению вепсского языка М. М. Хямяляйнен. Покончил с собой, не выдержав травли, Л. Летонмяки. Опасаясь ареста, покинули Петрозаводск А. Н. Нечаев, Н. Н. Ильин. Формально они уволились по собственному желанию, фактически – бежали от начавшейся травли в связи с «чуждым социальным происхождением», «связью с врагами народа». Подвергшиеся опале оказались в социальном вакууме. В научных коллективах складывалась атмосфера страха, доносительства, распрей. В то же время в научном творчестве ведущих исследователей Карелии сохранились известная автономия, свобода духа и профессионализм.

Karelian researchers’ social status, professional activities, life conditions, and the relations with the authorities during the Stalin era are characterized in the article.


 

версия для печати
Контакты
185035, Республика Карелия, г.Петрозаводск, пл.Ленина, 1
e-mail: nmrk_karelia@mail.ru
Тел.: (8142) 55 96 55
Создание сайта:  WebLab
Культура.рф  Музеи России 
Яндекс.Метрика
©  Национальный музей Республики Карелия
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.