Русский English
Нациoнальный музей Республики Карелия ПРИРОДА АРХЕОЛОГИЯ ИСТОРИЯ ФОЛЬКЛОР ЭТНОГРАФИЯ
Педагогам и методистам

Музейным специалистам

Передвижные выставки

Конференции, семинары

Издания

Публикации

Библиотека

Архив музея

Группа музея ВКонтакте Группа музея в Facebook Музей в twitter
Подписаться на новости

Филиал НМРК в Шелтозеро Филиал НМРК Марциальные воды Виртуальная экскурсия по музею Министерство культуры Республики Карелия Национальный проект «Культура» Государственные услуги Национальный музей Республики Карелия: отзывы путешественников

На главную страницу  > Специалистам > Конференции, семинары > II Международная научно-практическая конференция "Музеи в северном измерении"  > Тезисы выступлений > МУЗЕИ В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ И СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ > К вопросу о репрезентации памяти семьи и локального сообщества в музейной работе
К вопросу о репрезентации памяти семьи и локального сообщества в музейной работе

Дубровская Е.Ю.,
к. и. н.,
доцент кафедры истории стран Северной Европы
Петрозаводского государственного университета
г. Петрозаводск, Республика Карелия


По наблюдению исследователей, средства музейной коммуникации позволяют реконструировать и моделировать на музейном языке любой фрагмент пространства и момент времени, разрушая границы пространственно-временной локализации человеческого опыта [7, 244] . Традиционный подход к музейной деятельности как к сохранению наследия прошлого с целью поддерживать и распространять знания, проводить научную и образовательную работу может быть востребован при интерпретации региональной культуры в доступной и понятной посетителям форме. [4, 79] .
Среди исследовательских проблем, над которыми работают сотрудники Национального парка “Водлозерский”, отметившего в 2011 году свое двадцатилетие, названа тема “Феномен крестьянской цивилизации водлозеров”. [1, 23] . Функции информационного методического средоточия экологической инкультурации – просвещения, образования и воспитания школьников и взрослого населения, в том числе, в области “экологии культуры”, выполняет визит-центр Национального парка, действующий в пос. Куганаволок Пудожского р-на Республики Карелия.
Наряду с имеющейся экспозицией предметов материальной культуры водлозеров – локальной группы русских, проживающих на берегу оз. Водлозеро в Пудожском крае [2, 10], здесь вполне возможно сформировать научную экспозицию, посвященную культурной памяти семьи и локальной группы. Культурная память, существующая у каждого локального сообщества, помогает ему идентифицировать себя среди других локальных сообществ Память семьи, особым образом поддерживая равновесие между членами родственной группы, передается не только вербально, но и в невербальных формах (в виде реликвий, семейных фотографий и т.п. [6 ,71 ].
В семейной памяти выходцев с Водлозерья до наших дней сохраняется относительно стабильный корпус рассказов о наиболее значимых для семьи периодах и событиях. Весьма популярным становится составление родословных и изучение истории родного края сквозь призму семейных и личных историй. Документы личного происхождения позволяют увидеть сформировавшиеся “образы времени”, определить глубину и вектор памяти о прошлом, общие для представителей одной семьи и варьирующие для дальних родственников и потомков односельчан.
Рассматривая феномен семьи как носителя традиции, исследователи изучают совокупность идей и образов, которые отражают специфику восприятия, осмысления и оценки прошлого, связи прошлого, настоящего и будущего на уровне трех-четырех поколений семейного сообщества. Представляется интересным на материалах семейной письменности потомков Фокиных - Ермилиных, семьи из д. Канзанаволок, проследить способы репрезентации крестьянской повседневности 1920-х – 1940-х гг., какой она по рассказам старших виделась родившимся в эти годы в Водлозерье и их потомкам, тем, кто сегодня вступили в “средний возраст” и проявляют интерес к “фамильной” истории. Совокупность представлений, поведенческих образцов и их реализация членами семейного сообщества составляет семейный культурный опыт.
Основным источником по избранной теме послужили тексты личного происхождения относящиеся к семейной письменности. В соответствии с классификацией И.А. Разумовой, рассматривающей совокупно письменные и устные свидетельства как функционально близкие типы сообщений, привлекались аудиозаписи 1980 – 1990-х гг. с “общих сборов” родственников по случаю семейных торжеств или запланированных встреч и биографические интервью – исследовательский диалог, управляемый с помощью вопросника [5, 10 - 12]
Весьма информативными образцами семейной письменности являются генеалогические таблицы и самостоятельно подготовленный текст по семейной истории – неоконченная “книга рода”, в начале 2000-х гг. заполнявшаяся А.А. Дубровской (1927 г.р.), рукописные реликвии, какими стали письма ее старшей сестры А.А. Симановой (1918 г.р.), содержащие сведения по генеалогии, или “планы” строений в д. Канзанаволок, составленные младшими представительницами поколения уроженцев Водлозерья Н.А. Кузеевой (1930 г.р.) и Л.А. Черненко (1935 г.р.)., личные сочинения членов семьи, а также относящаяся к 1980 г. самозапись, сделанная автором, тогда студенткой ПетрГУ, на основе устных рассказов старших из родившихся в Канзанаволоке шести сестер Ермилиных – А.А. Захаровой (1910 г.р.) и И.А. Махлатовой (1913 г.р.) о их жизни в деревне. Особенность письменных текстов и устных сообщений состоит в том, что в основном они своим авторством обязаны представительницам учительской профессии, и появление большинства источников связано с осознанием старшими необходимости сохранения в семье памяти о прошлом и трансляции ее следующим поколениям.
Материалы семейных меморатов дополняются другими источниками личного происхождения, в частности, воспоминаниями В.И. Моисеева, обнаруженными в Научном архиве КарНЦ РАН [Ф.1. Оп.36. Д.54. “В плену у белых”], фотодокументами, к которым относится сделанная в д. Канзанаволок в начале 1930-х гг. фотография представительниц семьи Ермилиных. Исследования этнографов, культурологов и историков в области антропологической интерпретации фотографий показали, что фотопортрет всегда является средством конструирования такой реальности, какой ее хотели бы видеть изображенные на снимках. Под этим углом зрения можно посмотреть на жительниц Водлозерья предвоенной поры – крестьянку Ф.Д. Ермилину (1888 г.р.) с тремя дочерьми, племянницей А. Холодной и родственницей Т. Пименовой, - запечатленных на фоне никогда не виданных островерхих гор, пирамидальных тополей и белого здания здравницы-санатория. Подобный задник, типовой для передвижных фотоателье, заезжавших в сельскую глубинку, встречается на семейных фотографиях того времени. Например, на снимках трехпоколенной семьи водлозеров или крестьян из карельской деревни Тивдия в Заонежье, которые сфотографированы на фоне такого же “южного пейзажа” с пролетающими аэропланом и дирижаблем. [2, 31; 8, 48]
Семейными реликвиями стали немногочисленные старинные фотографии, семейные альбомы и фотоальбомы о поездке на Водлозеро в 2002 г., в которой участвовали живущие в Петрозаводске и Санкт-Петербурге представители “среднего” и “младшего” поколений, а также “самого младшего” на тот момент поколения потомков водлозеров из семьи Нелли Григорьевны и Николая Васильевича Богдановых.
Представление об “общем прошлом” с его культом “почвы и крови” и связанное с ним видение “общности судеб” потомков одной семьи выступает универсальным способом построения идентичности личности, осмысления повторяемости жизненных коллизий. Они позволяют увидеть, какие ценности оставались значимыми для разных поколений семьи, как в конкретной семье транслировались общесемейные нормы поведения. Помимо идеологически ценностных концептов, (которые меняются у разных поколений), семейные мемораты отражают представления родственников о значимости их рода в истории края и свидетельствуют о самостоятельной ценности исторической памяти членов семьи, стремящихся видеть ее прошлое уходящим в глубь времен.
В соответствии с зафиксированной на Водлозере традицией отсчета истории рода от переселенцев из новгородских земель, обратная временная перспектива семейной памяти Ермилиных обращена к периоду появления в этих краях “ссыльных новгородцев”. Однако в 1970-е гг. встретился единственный случай иной темпоральности в упоминании о том, что “предки наши были перебежчиками с финской территории при Петре I”. Глубина поколенной памяти сестер Ермилиных ограничивалась их дедом по материнской линии Д.С. Зайцевым и дедом по отцу Ф.Ф. Фокиным, его братом C.Ф. Фокиным и сестрой Катериной Фокунаевной.
Память об иноэтничных первозасельниках края сохранилась в рассказе о детских годах Н.А. Кузеевой (1930 г.р.), сообщившей, что тогда существовал запрет собирать незнакомые “черные ягоды” с кустов на Кингострове, поскольку здесь раньше жили “другие” люди, говорившие “не по-нашему”, которые “то ли там погибли, то ли куда-то выехали”. Так в семейном меморате отозвалось передававшееся поколениями водлозеров и записанное в 1894 Н.Н. Харузиным предание об гибели “чуди” на этом острове [ 3, 36] .
Выделяемая И.А. Разумовой “актуальная память мемората” имеет как минимум два уровня глубины – память предания (весьма скупо представленная в исследуемых хроникатах) и память т.н. “живого предания”, к которой переходит ведущая роль в оформлении представлений об “общности судеб” потомков одной семьи [5, 241]. Устойчивым мотивом в семейных рассказах Ермилиных является описание давно не существующего двухэтажного дедовского дома в Канзанаволоке: “наш дом”, построенный братьями Афанасием и Василием Ермилиными. Коллективная память об общих предках и об этом общем сакральном топосе, сохранившаяся у “среднего” поколения рода, остается мифологизированной, наделенной представлением об общем “священном времени” в различных его модусах. Свидетельством тому - относящийся к мемориальным формам семейной письменности текст Т.П. Лутовиновой (1952 г.р.) Датированный февралем 2008 г., он представляет собой стихотворное сочинение представителя “среднего” поколения семьи и служит иллюстрацией к наблюдению, сделанному исследовательницей, что фактически вся семейная история может быть выражена как судьба “родового дома” [5,130]
Несмотря на то, что автор текста лишь однажды в начале нынешнего века побывала на Водлозере и не сумела посетить отдаленный остров и деревню, жизнь в которой давно замерла, “Канзанаволок родной” представляется Т. Лутовиновой “потерянным раем”, а с утратой дома ассоциируется разрыв родственных связей, ведь дом воспринимается не только как топографический, но в большей степени символический эквивалент семьи, где родные должны быть всегда вместе. Идеализация семейного прошлого коррелирует с мифологическими образами “птицы счастья” и “светлого будущего”, которое обязательно наступит, если вернуться к истокам.
В наши дни для того, чтобы объяснить родственникам, как солидно выглядел дом, младшая из сестер Ермилиных указывает на его значительное сходство с широко известным изображением дома Мелькина в с. Шелтозеро, в котором размещается Шелтозерский вепсский этнографический музей, филиал КГКМ.

1.Гудым А.Ю., Иерей О. Червяков, Антипин В.К. Основные итоги деятельности и задачи развития Национального парка “Водлозерский” как биосферного резервата // особо охраняемые природные территории в XXI веке: современное состояние и перспективы развития. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2011. С.20 – 26.
2. Логинов К.К. Традиционный жизненный цикл русских Водлозерья: обряды, обычаи и конфликты. М. – Петрозаводск: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2010. 424 с.
3. Логинов К.К. Этнолокальная группа русских Водлозерья. М.: Наука, 2006. 276 с.
4. Пация Е.Я., Петров В.П. Научно-исследовательская и просветительская деятельность Музея-архива истории изучения и освоения Европейского севера МЦНКО КПЦ РАН //Этнокультурные процессы на Кольском севере. – Апатиты: КНЦ РАН,2004. С. 159 – 166.
5. Разумова И.А. Потаенное знание современной русской семьи. Быт. Фольклор. История. М.: Индрик, 2001. 376 с.
6. Разумова И.А., Сулейманова О.А. Культурная память семьи как фактор локальной идентичности жителей Кольского Севера // Региональное сообщество в период социальных трансформаций: Кольский Север, начало XXI века. Апатиты: КНЦ РАН, 2007. С.69 – 79.
7.Самарина Н.Г. Язык музея: источниковедческий аспект // Сообщество историков высшей школы России: научная практика и образовательная миссия. – М.: ИВИ РАН, 2009. С. 242 - 244.
8. Тугарины. Портрет на фоне времени / [авт.-сост. Ю. Шлейкин, авт. идеи В. Тугарин]. Петрозаводск: Острова, 2008. 224 с.

To a Question on Representation of Memory of a Family and a Local Community in Museum Work

The paper views the influence of a family historical knowledge on the local identity of descendants of Fokiny – Ermiliny family (Vodlozero, Republic of Karelia). The immense potential of Vodlozero land people who are concerned about the destiny of their motherland can be used in museum work within the theme “Phenomena of Vodlozero People Peasant Civilization” conducted by the National park “Vodlozersky” and based on private documents as well as reminiscences of some personalities of the family.

 

версия для печати
Контакты
185035, Республика Карелия, г.Петрозаводск, пл.Ленина, 1
e-mail: nmrk_karelia@mail.ru
Тел.: (8142) 55 96 55
Создание сайта:  WebLab
Культура.рф  Музеи России 
Яндекс.Метрика
©  Национальный музей Республики Карелия
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.