Русский English
Нациoнальный музей Республики Карелия ПРИРОДА АРХЕОЛОГИЯ ИСТОРИЯ ФОЛЬКЛОР ЭТНОГРАФИЯ
Педагогам и методистам

Музейным специалистам

Передвижные выставки

Конференции, семинары

Издания

Публикации

Библиотека

Архив музея

Группа музея ВКонтакте Группа музея в Facebook Музей в twitter
Подписаться на новости

Филиал НМРК в Шелтозеро Филиал НМРК Марциальные воды Виртуальная экскурсия по музею Министерство культуры Республики Карелия Государственные услуги Национальный музей Республики Карелия: отзывы путешественников

На главную страницу  > Специалистам > Конференции, семинары > II Международная научно-практическая конференция "Музеи в северном измерении"  > Тезисы выступлений > МУЗЕИ В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ И СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ > Неизвестный Гаскойн, или Кто приехал в Петрозаводск?
Неизвестный Гаскойн, или Кто приехал в Петрозаводск?

Тараканова Е.С.,
зав. отделом истории горной и горнозаводской техники
Горного музея СПГГИ (ТУ),
г. Санкт-Петербург


Личность Чарльза (Карла Карловича) Гаскойна (1737-1806) давно привлекает внимание российских и британских исследователей. Особую значимость фигура Гаскойна приобрела в Петрозаводске и Карелии, где с его деятельностью связаны одни из самых примечательных страниц региональной истории. Полностью перестроенный в 1780-х гг. Александровский пушечный завод стал благодаря Гаскойну наиболее передовым литейным и механическим заводом своего времени, производившим до середины XIX в. практически все пушки для российской армии и флота. Высокая планка, заданная Гаскойном, позволила Петрозаводску оставаться центром распространения новых технологий, своеобразной «инженерной столицей России» вплоть до 1860-х гг. Благодаря Гаскойну именно из Петрозаводска начиналось развитие промышленности Санкт-Петербурга, промышленное освоение юга России - территории современной Украины.
Несмотря на общепризнанное значение этой фигуры для российской истории, на обилие архивных документов и публикаций, мы почти ничего не знаем о жизни и деятельности Гаскойна до его прибытия в Россию в 1786 г. Информация сводится, в основном, к факту его директорства в Карронской компании, отзыву адмирала Грейга («дворянин из хорошей семьи, связанный родством со многими благородными семьями Англии и Шотландии») [1], туманным упоминаниям о больших долгах Гаскойна на родине и подробностям его отъезда в Россию, извлеченным из дореволюционной публикации «Архива князя Воронцова».
Изучение биографии Гаскойна «английского периода» на наш взгляд позволяет не только ответить на некоторые вопросы, но и дать объективную оценку его деятельности в контексте всеобщей истории. Вопросов же возникает много. Прежде всего, почему Гаскойн принял беспрецедентное решение для специалиста такого высокого ранга – покинуть Великобританию? Ведь за все время английской промышленной революции это был единственный случай отъезда из страны директора крупнейшего военного производства.
Почему Гаскойн так органично вписался в российскую действительность, легко нашел общий язык с горными инженерами, мастеровыми и крестьянами, вельможами, учеными и людьми искусства? Почему его деятельность в целом оказалась весьма успешной, несмотря на известные особенности нашей экономики? Почему он полюбил Петрозаводск, предпочитал жить именно в этом городе и даже пожелал быть здесь похороненным? И, наконец, какой след оставил Гаскойн в истории общемирового прогресса?
В последние годы, благодаря Интернету, многие английские архивные документы и публикации стали доступны для российских историков. Изучив и проанализировав значительный пласт таких материалов, мы сегодня можем существенно дополнить биографию Гаскойна и получить ответы на свои вопросы. Не вдаваясь в подробности исследования из-за ограниченного объема текста, приведем лишь основные факты и выводы, которые можно из них сделать.
Большую роль в деятельности Гаскойна, как в Англии, так и в России сыграло его происхождение. Предками Гаскойна были две дворянские семьи, ведущие свой род со Средних веков, причем со стороны матери он являлся внуком влиятельного шотландского лорда Эльфинстоуна из графства Фолкерк, а со стороны отца – отпрыском английской семьи Гаскойнов из окрестностей Лидса. Благодаря протекции своего деда-лорда Гаскойн смог начать свою деятельность в Ост-Индской компании и заняться торговлей москательными товарами, т.е. сухими химическими продуктами, доставляемыми преимущественно из заокеанских колоний. Именно этот род занятий обеспечил ему знакомства в среде ученых-химиков и медиков, помог установить связи с доктором Рэбеком и его ближайшим сподвижником, будущим тестем Гаскойна Сэмюэлем Гэрбеттом.
Гаскойн принял самое активное участие в организации Карронской компании, основанной тремя семьями – Рэбеками, Гэрбеттами и Кэделами. Когда доктор Рэбек выбрал место для размещения Карронского чугунолитейного завода вблизи имения лорда Эльфинстоуна, он, вероятно, пользовался рекомендациями Гаскойна, хорошо знавшего этот район графства Фолкерк [2]. Приглашение в Карронскую компанию первого гражданского инженера Великобритании Джона Смитона по всей видимости также было связано с Гаскойном: семьи Смитонов и Гаскойнов проживали в окрестностях Лидса и были хорошо знакомы. В конечном счете, и удачный выбор места для строительства, и многолетнее сотрудничество со Смитоном, стали важнейшими факторами, определившими счастливую судьбу Карронской компании. Аристократическое происхождение обеспечило Гаскойну и на родине, и в России высокие связи и покровительство влиятельных людей, что во многом способствовало его успешной деятельности.
В Карронской компании, созданной в 1759 г., Гаскойн с самого начала получил прекрасную возможность для самостоятельной деятельности менеджера: в течение первых 10 лет своей работы он управлял судоходной компанией, принадлежащей его тестю Гэрбетту. В поселке Кэрроншор благодаря Гаскойну уже в скором времени появилось большое хозяйство, включающее разнообразные суда, судоверфи, различные мастерские, склады, магазины.
В январе 1769 г., когда на металлургическом производстве Компании, которым руководил молодой Уильям Кэдел, накопилось много нерешенных проблем, именно Гаскойн совершил переворот местного значения, составив документ «Беглый взгляд на положение дел в Карронской компании», который современные британские историки считают одним из наиболее значительных документов английской промышленной революции [3]. «Беглый взгляд» по сути дела стал декларацией новой философии управления, нового экономического мышления, следствием которого и стала промышленная революция. Экономисты находят в нем многие аспекты современной теории управления. Главные задачи, провозглашенные этим документом, - необходимость сокращения затрат и контроль за качеством продукции.
Благодаря принципиально новому подходу к руководству Компанией Гаскойн смог ее возглавить уже в марте 1769 г. Анализируя документы Карронской компании периода ее управления Гаскойном, ученые приходят к выводу, что опыт Гаскойна бесценен и что Компания в отношении управления опережала на десятилетия другие предприятия своего времени [4]. Таким образом, Гаскойн вполне может претендовать на роль создателя основ современных менеджмента и маркетинга.
Карронская компания стала одним из первых в мире вертикально интегрированных промышленных комплексов, который включал рудники, лесное хозяйство, металлургическое производство, склады в Шотландии и Лондоне, транспортную систему (суда, верфи, пристани и другую портовую инфраструктуру), сбытовые структуры. Современные исследования показывают, что именно Карронскую компанию можно считать флагманом промышленной революции, центром, из которого передовые технологии и изобретения распространялись по всей стране, а в дальнейшем и по всему миру. Чарльз Гаскойн в значительной мере создал это уникальное предприятие и руководил им в течение 17 лет.
Условия производства в Шотландии во время промышленной революции были во многом сходны с условиями России. Завозить дорогую рабочую силу из Англии оказалось невыгодно и Гаскойну пришлось научиться работать с шотландскими рабочими, низко квалифицированными и имеющими смутное представление о трудовой дисциплине. Опыт формирования и воспитания местных кадров был им в дальнейшем с успехом применен в России, где контингент мало отличался от шотландского. Природные условия графства Фолкерк в значительной степени были схожи с природными условиями Карелии, поэтому переезд Гаскойна в Россию не стал для него шоком. Он оказался среди тех же ландшафтов и должен был заниматься хорошо знакомым делом: строить большой металлургический завод и организовывать его деятельность.
Гаскойн уже в Англии хорошо овладел искусством лоббирования своих производственных интересов в верхних эшелонах власти. С легкостью он вошел в российский истеблишмент, пользуясь своими связями в английской диаспоре и высоким происхождением.
Наконец, последний вопрос. Почему все-таки Гаскойн уехал в Россию? Стандартные ответы: «бежал от долгов» или «из-за преследований английского правительства» не выдерживают критики. Долги он исправно платил до самой своей смерти по плану, согласованному с кредиторами [5], а «преследование» имело вполне конкретную цель и ничем ему не угрожало. Чтобы понять причины его отъезда надо немного рассказать о ситуации в Карронской компании.
Долги у Гаскойна появились в ходе первого в истории банковского кризиса, случившегося в 1772 г. в результате разорения «Эйр банка» и из-за несовершенства шотландской банковской системы (кстати, первой в мире, в дальнейшем послужившей образцом для банковских систем других государств). Разорились судоверфи Кэрроншор, а долги после этого остались и у их владельцев, отца и сына Гэрбеттов, и у Гаскойна. Начавшиеся примерно в это же время трудности в металлургической отрасли заставили Гэрбеттов покинуть Карронскую компанию, но когда усилиями Гаскойна дела в компании наладились, и она начала приносить значительную прибыль, Гэрбетты решили туда вернуться. Отношения с Гаскойном, управляющим Компанией, к этому времени у них были безнадежно испорчены.
Формально Гэрбеттам вернуться удалось, и это не удивительно, т.к. Сэмюэль Гэрбетт возглавлял Комитет промышленников Бирмингема и был главным промышленным лоббистом Великобритании [6]. Карронская компания имела долги, и Гэрбетт мог управлять ею через опекунов, которых сам и назначал. На его пути к безраздельной власти в Компании было только одно препятствие – Гаскойн, который получил пакет акций от своего друга и учителя доктора Рэбека и оговорил себе право ни в чем не отчитываться перед Гэрбеттом [7].
Для того чтобы привести бывшего зятя в полное повиновение (жена Гаскойна к тому времени уже умерла) Гэрбетт и затеял спектакль с обвинением Гаскойна в передаче секретной информации русским, который подробно описан в английских и российских публикациях [8]. Его затея удалась: в результате громкого скандала он смог изъять у Гаскойна акции Компании. Но блестящая победа обернулась для Гэрбетта позорным поражением: он не учел гордого и независимого нрава Гаскойна, масштаба его личности. Красивая мечта Гэрбетта о том, как они с сыном будут получать громадные прибыли с Карронской компании, а обеспечивать ее процветание станет лучший менеджер Британии, развеялась в прах. Гаскойн просто не мог оставаться в Компании на таких условиях, и, не смотря на мольбы и угрозы Гэрбетта, уехал в Россию. Опасения Гэрбетта были не напрасными. После отъезда Гаскойна управляющим директором стал бухгалтер Компании Джозеф Стентон, приведший ее в состояние полного застоя. Его бережливость и честность в сочетании с благоприятной конъюнктурой позволили Компании держаться на плаву, но бизнес сам собой уплыл из рук Гэрбеттов в семью Стентонов-Доусонов, которая управляла Компанией вплоть до 1862 года.
Таким образом, приехавший в Петрозаводск в 1786 г. Гаскойн был не просто квалифицированным специалистом, а возможно величайшим менеджером своего времени. Имея громадный опыт работы в условиях, сходных с российскими, обширные связи в высших кругах Англии, он с легкостью нашел общий язык и с петрозаводскими мастеровыми и с петербургскими вельможами. Его глубокие знания в области механики, металлургии, химии, военного дела, архитектуры и пр. позволили Гаскойну стать крупнейшим российским инженером своего времени, непременным участником всех значительных инженерных начинаний и проектов, строителем ряда предприятий и воспитателем целой плеяды талантливых отечественных специалистов. Из всех знаменитых людей, чья деятельность была связана с Карелией, возможно именно Гаскойн является самой масштабной фигурой, историческим деятелем мирового значения.

Литература.
1. Архив князя Воронцова, М. 1881, кн. XIX. 525 С.
2.Brian Watters. Where iron runs like water!: a new history of Carron Iron Works 1759-1982. Edinburgh: John Donald Publishers, 1998.
3. Robert A. Bryer, Richard K. Fleischman and Richard H. Macve. Smith, Marx or Foucault in understanding the early British Industrial Revolution? A re-examination of management and accounting for capital and labour at the Carron Company// Тhe 28th EAA Annual Congress, Göteborg, Sweden. 18-20 May 2005.
4. Там же.
5. Интернет: Adam Matthew publications//Industrial revolution: a documentary history Series One: The Boulton & Watt Archives and the Matthew Boulton Papers from Birmingham Central Library// Box 308 №№ 6. Там же.
7. Robert A. Bryer, Richard K. Fleischman and Richard H. Macve. 2005.
8. См.: John M. Norris The Struggle for Carron Samuel Garbett and Charles Gascoigne// The Scottish Historical Review. V. 7. Edinburgh, 1958. P. 140; Гладких Р. П. Приватное дело // Краевед Карелии. Петрозаводск, 1990. С. 68–87; Тараканова Е.С. Гаскойн и русские пушки//Север. 2001. №5-6. С. 96-114. № 7-8. С. 165-177. №11-12. С. 187-201 и др.

Unknown Gascoigne or Who has arrived to Petrozavodsk?
Main facts of the biography of the outstanding engineer and the organizer of manufacture Charles Gascoignes (1737-1806) before his arrival to Russia in 1786 are presented in the report. Gascoignes has played a defining role in the organization and development of the Carron Company, the largest metallurgical enterprise of Great Britain in epoch of English industrial revolution. Gascoignes theoretical and practical workings out allow to consider he as one of originators of the management theory and the founder of modern management and marketing.

 

Портрет Карла Гаскойна. Холст, масло. Начало XIX в. Из собрания Горного музеяМакет доменной печи с действующей моделью цилиндрических мехов. М 1:12. Дерево, металл. Петрозаводск.1788 г. Из собрания Горного музея
версия для печати
Контакты
185035, Республика Карелия, г.Петрозаводск, пл.Ленина, 1
e-mail: nmrk_karelia@mail.ru
Тел.: (8142) 55 96 55
Создание сайта:  WebLab
Культура.рф  Музеи России 
Яндекс.Метрика
©  Национальный музей Республики Карелия
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.