Русский English
Нациoнальный музей Республики Карелия ПРИРОДА АРХЕОЛОГИЯ ИСТОРИЯ ФОЛЬКЛОР ЭТНОГРАФИЯ
Группа музея ВКонтакте Группа музея в Facebook Музей в twitter
Подписаться на новости

Филиал НМРК в Шелтозеро Филиал НМРК Марциальные воды Виртуальная экскурсия по музею Министерство культуры Республики Карелия Государственные услуги Национальный музей Республики Карелия: отзывы путешественников

На главную страницу  > Новости
09.11.2018 | Другое

Карельская симфония красных финнов
foto 1

В журнале Carelia 2018 #4 опубликована статья М.Л.Гольденберга, директора Национального музея Республики Карелия.

Симфония – это многоголосие. Произведение, состоящие из нескольких частей, объединенных в большую форму драмы. На мой взгляд, симфония – в данном случае удачная метафора. В судьбах красных финнов много общего, но если бы у каждого из них была возможность прозвучать своим голосом в истории, то это было бы многоголосие интересных личностей, наполненное взлетами и падениями.

Исторической драме красных финнов исполняется сто лет. Уже век миновал с финской революции 1918 года, сопровождавшейся ужасами гражданской войны. Они пережили братоубийственную трагедию борьбы двух максимумов. Это когда вопрос стоял только или жизнь, или смерть. Большего несчастья в истории нет.

Гражданскую войну в Финляндии аналитики причисляют к одной из самых кровавых, жестоких, беспощадных. Красные потерпели в ней поражение и многие (почти 10 тысяч) бежали в Советскую Россию, в том числе, в красную Карелию. Этот феномен «пуников» все-таки можно признать уникальным, хотя эмиграция-иммиграция по политическим причинам в истории не редкость. Но в данном случае впечатляют масштабы и сам факт бегства в мечту, которую олицетворяла принимающая сторона – Советская Россия.

Было бы интересно проследить судьбы красных финнов в сравнительном анализе. Например, часть из них осела в Петрограде-Ленинграде. В чем была специфика судеб финских политэмигрантов, оказавшихся в Карелии? При многих общих свойствах в Карелии у них был наибольший шанс не только остаться по убеждениям красными, но и сохранить себя финнами. В Карелии у них была финно-угорская почва: финны, карелы, вепсы.

Не обошлось и без попытки «экспорта» финской гражданской войны и ее «интеграции» с российской. Сказались геополитические особенности Карелии – приграничный регион приводил к расколу карельского народа на сторонников Советской России и ориентирующихся на союз с Финляндией. Особенно эти настроения были сильны на юге Карелии, а на ее севере были приверженцы и карельской независимости. Из десятка тысяч красных финнов, прорвавшихся на территорию Советской России, многим пришлось повоевать против получивших в историографии понятий как Олонецкий поход в 1919 году, Карельская авантюра 1921-22 годов, лыжный поход красных финнов под руководством Т. Антикайнена и А.Инно, силовая операция по ликвидации независимой Ухтинской республики. Многие красные финны после гражданской войны остались в кадрах РККА, дослужились до высоких военных чинов (А. Антилла, Э. Тойкка, Э.А. Рахья и др.). Многие из них были перемолоты жерновами репрессий 30-х г.г., но пока до этой драмы было еще далеко.

Пытаясь погрузиться в эпоху второго и третьего десятилетия прошлого века, надо учитывать популярную идею мировой революции, экспорта-импорта революций. Коммунисты убеждали себя в том, что их отечество – пролетарии всего мира. У красных финнов, оказавшихся в Карелии, был шанс удовлетворить и присущую любому человеку объективную этническую корпоративность. Они были финнами и финно-угорская Карелия казалась им братской не только в классовом отношении. После страшной гражданской войны для красных финнов Карелия стала шансом не просто жить, но даже созидать.

Итак, была мечта: за короткий срок создать в Карелии образцовую коммунистическую республику – плацдарм для экспорта революции в Финляндию и Скандинавию. Красные финны, засучив рукава, взялись реализовывать эту мечту в Карелии.

Создание 8 июня 1920 года Карельской Трудовой Коммуны было своеобразным стартом претворения в жизнь этой идеи. Возглавил эту работу красный финн Эдвард Гюллинг. Он прибыл в Карелию с большим рюкзаком, наполненным жизненным опытом. Доктор философии, грамотный статистик, он 10 лет был депутатом финского сейма, в котором от оттенков социал-демократии к началу финской революции радикализировался, то есть «покраснел», а в гражданскую войну в штабе красных бывший преподаватель университета руководил военными делами. Затем он сполна выпил чашу поражения: бегство от жесточайших репрессий (несколько дней пришлось скрываться в сетях городской канализации), эмиграция в Стокгольм, полуголодное прозябание политэмигранта. И тут такой шанс! В марте 1920 прибывает в Советскую Россию и получает предложение возглавить Карельскую Трудовую Коммуну (КТК). Феноменально! Он никогда в Карелии не был, там его не знают…Русский язык изучал только на уроках в гимназии Ювяскюля, но фактически знал его плохо. Однако, притягательная сила реализации романтической, коммунистической мечты берет верх над всеми обстоятельствами. Он согласился возглавить Карельскую Трудовую Коммуну в крае, в котором он никогда не бывал и не знал его. Впрочем, и его там не знали. В газете «Красная Карелия» в мае 1920-го писали: «К нам едет Бюллинг». Фамилию перепутали. Не знали, кто такой…

Создание КТК было своего рода экспериментом, продлившемся всего три года. Но в названии нашего края впервые появилось слово «Карельская». Это был своеобразный вектор приоритета этнического компонента в государственном строительстве Советской России. Красные финны могли усилить его своим участием в этом созидательном процессе строительства витринного, образцового коммунистического плацдарма. В КТК и в созданной в 1923 году Автономной Карельской Советской Социалистической Республике, во главе которых до 1935 года находился Эдвард Гюллинг, красные финны занимали многие руководящие партийные и государственные посты. Иоганн (Иван) Ярвисало – с 1922 года — ответственный секретарь Областного комитета РКП(б) Карельской Трудовой Коммуны, член исполкома Карельской Трудовой Коммуны, а с 1923 года — ответственный секретарь Карельского обкома РКП(б), член Президиума Карельского ЦИК. Юрье Сирола, который был комиссаром по внешней политике в революционном правительстве «красных» в 1918 году. Оказавшись в Советской Карелии, стал наркомом просвещения автономной республики, параллельно занимая высокий общественный пост в Коминтерне. Александр Нуортева – в годы революции был представителем финского «красного» правительства в США, с 1924 по 1929 год был Председателем ЦИК Автономной Карельской ССР. Его называли первым президентом Карелии. Некоторые из них финизировались, сменив свои шведские фамилии на финские: Нуортева (Нюберг), Сирола (Сирен). Список красных финнов, крупных руководителей Карелии, можно продолжать долго. В Карелии в те годы была острая нехватка квалифицированных кадров, и люди с организаторским опытом, влиянием в международном рабочем и коммунистическом движении пользовались в нашем крае большим спросом. И.Ярвисало, А.Нуортева, Я.Рахья и еще ряд красных финнов, погибших в рядах Красной Армии в 1919 году, похоронены рядом с площадью Ленина, левее могилы Неизвестного солдата, увенчанной Вечным огнем. Каждый день утром, идя на работу, как и многие петрозаводчане, я прохожу мимо этих могил и ощущаю отблеск звезды из далекого прошлого. Интересно, что А.Нуортева жил в доме напротив места, где в самом центре города впоследствии он будет похоронен. В его честь назовут набережную Онежского озера, фабрику, погранзаставу, пароход, который курсировал по маршруту Петрозаводск – Зимник – Бараний Берег – Петрозаводск. Правда, увековечивание памяти А.Нуортева будет недолгим. В годы большого террора его репрессируют даже после смерти! Как и многих красных финнов его объявят финским буржуазным националистом, снесут могильный памятник, ликвидируют его имя на названных в его честь местах. Его могильная плита на площади Ленина появится только после ХХ съезда…
Созидательный вклад красных финнов в развитие Карелии трудно переоценить. Э.Гюллинг привлек к грандиозному планированию переустройства и модернизации края даже норвежских экономистов. Их поразили богатства и потенциал республики: много леса, камня, железной руды. Но бросалась в глаза слабая инфраструктура, отсутствие дорог, острая нехватка денег и кадров.
У Э.Гюллинга были широкие связи в Коминтерне. Он добился налоговых льгот. Многое удалось реализовать на практике. Построен Кондопожский ЦБК, правда, единственный из десяти запланированных. Построены были десятки различных заводов, появились первые ГЭС, автотранспортный и железнодорожный техникумы. Вступил в строй Беломорско-Балтийский канал. Хотя Э.Гюллинг его строительство ни разу не посетил. Парадоксально для главы края. ББК был вотчиной НКВД. В 1931 году в Карелии появился первый вуз – педагогический институт, и в этом же году Карельская академия наук, которую возглавил сам глава республики Эдвард Гюллинг. При его личном руководстве Краеведческий музей стал государственным, в нем появился штат из трех человек. Гюллинг был инициатором празднования столетия эпоса «Калевала» в 1935 году. В школах изучался финский язык. Начал работу финский театр и театр кукол. В 1928 году стал издаваться журнал «Красное кантеле» на финском языке, от которого берет начало наш журнал «Carelia». Кстати, многое из перечисленного Гюллингу впоследствии войдет в обвинение в финском буржуазном национализме.

Сделано было многое, но всего и не перечислишь. Красных финнов было не так уж и много, но вместе с североамериканскими финнами они были своеобразной щепоткой дрожжей, которые дали возможность взойти «тесту» коммунистического строительства практически во всех его отраслях.

Финальная часть симфонии красных финнов полна трагических мелодий, мрачных интонаций. Они оказались в эпицентре большого террора. Тема создания образцовой республики сменилась различными вариациями, среди которых мощно звучали выстрелы расстрелов. Многие красные финны из героев превратились в жертв. Они были оболганы, на них навесили ярлыки шпионов и националистов и в конечном итоге большинство из них были уничтожены. Есть страшная фотография со сфабрикованного уголовного дела Гюллинга: глаза этого пожилого человека, полные слез, точно передают трагизм чистоты помыслов и жестоких реалий. Мечта оказалась нереализованной.

Кто же они для нас сегодня? Фанатики-революционеры? Чуждые эмигранты, оказавшиеся в другой цивилизации? Жертвы гражданской войны в Финляндии? Однако я, например, не могу им отказать и в радужном романтизме, и в вере в созидательную энергию масс. Идея социализма тогда была популярной во многих странах. Красные финны были порождением реального исторического времени. Оценивать их надо ценностями того времени. Понять их невозможно без понимания времени. Их действительно надо попытаться понять, не торопясь осуждать или восхвалять. Красные финны оставили яркий след в истории Карелии, который венчает время. Оно все расставит по местам.

Утром петрозаводчане идут мимо их могильных плит. Плохо, что смысл их понимают единицы. Надо, чтобы знающих историю и понимающих ее становилось больше. Национальный музей Республики Карелия в октябре этого года открывает в своих залах выставку, посвященную красным финнам. Это будет непростая задача: попытаемся музейными средствами передать исторический феномен кранных финнов. Однако, помним.

 

fotofoto
версия для печати
Контакты
185035, Республика Карелия, г.Петрозаводск, пл.Ленина, 1
e-mail: nmrk_karelia@mail.ru
Тел.: (8142) 76 94 79
Создание сайта:  WebLab
Культура.рф  Музеи России  КомАрт - культурные маршруты Карелии 
Яндекс.Метрика
©  Национальный музей Республики Карелия
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.